...

карма

Пистолет он держал очень уверенно. Меня удивило собственное спокойствие, когда я узнал, зачем он появился в моем кабинете.
— Мне бы не хотелось умирать в неведении, — сказал я. — Кто вас нанял?
— Может быть, ваш враг?
— Я не знаю своих врагов. Это моя жена?
— Совершенно верно. — Он улыбнулся. — И ее мотивы вполне очевидны.
— Да. — Я вздохнул. — У меня есть деньги, которые она не прочь заполучить. Разумеется, все.
Он оглядел меня с головы до ног.
— Сколько вам лет?
— Пятьдесят три.
— А вашей жене?
— Двадцать два.
Он щелкнул языком.
— Мистер Вильямс, в такой ситуации трудно рассчитывать на постоянство.
— Через пару лет я ожидал развода. Моей жене досталась бы кругленькая сумма.
— Вы недооценили ее жадности, мистер Вильямс.
Мой взгляд скользнул по пистолету.
— Полагаю, вам уже приходилось убивать людей?
— Да.
— И очевидно, вам это нравится?
— Да, убийство доставляет мне наслаждение.
Я пристально посмотрел на него.
— Вы здесь уже больше двух минут, а я все еще жив.
— Нам некуда торопиться, мистер Вильямс, — мягко ответил он.
— А значит, сам момент убийства не столь важен. Главное для вас — прелюдия.
— Вы очень проницательны, мистер Вильямс.
— И я останусь жив, пока вам не наскучит мое общество.
— Разумеется, хотя мы и ограничены временем.
— Я понял. Хотите что-нибудь выпить, мистер...[Spoiler (click to open)]
— Смит. Это имя легко запоминается. Да, с удовольствием. Но встаньте так, чтобы я мог следить за вашими руками.
— Неужели вы думаете, что я держу под рукой яд?
— Нет, но тем не менее возможно и такое.
Он наблюдал, как я наполнил два бокала, взял свой и сел в кресло. Я опустился на кушетку.
— Где сейчас моя жена?
— В гостях, мистер Вильямс. И добрая дюжина людей подтвердит под присягой, что она невиновна.
— Меня убьет вор?
Он поставил бокал на столик между нами.
— Да. После вашей смерти я вымою бокал и уберу его в бар. А перед тем как уйти, сотру все отпечатки пальцев.
— И вы не возьмете с собой пару безделушек? Чтобы подтвердить версию грабежа?
— Это не обязательно, мистер Вильямс. Полиция придет к выводу, что, убив вас, вор перепугался до смерти и покинул дом с пустыми руками.
— Эта картина на восточной стене стоит тридцать тысяч долларов.
Он посмотрел на картину, и тут же его взгляд вернулся ко мне.
— Вы меня искушаете, мистер Вильямс. Но я не хочу, чтобы вашу смерть связали со мной. Меня восхищают произведения искусства, особенно я уважаю их материальную ценность, но не настолько, чтобы попасть из-за них на электрический стул. — Он улыбнулся. — Или вы хотите предложить мне эту картину в обмен на вашу жизнь?!
— Именно об этом я и подумал.
Он покачал головой.
— Очень сожалею, мистер Вильямс. Если я принял заказ, то должен его выполнить. Это вопрос профессиональной чести.
Я поставил бокал на столик.
— Вы надеетесь увидеть во мне признаки страха, мистер Смит?
— Все дело в напряжении, не так ли, мистер Вильямс? Испытывать страх и не решаться его выказать.
— Вы привыкли к тому, что жертвы молят вас о пощаде?
— Да. Так или иначе.
— Они взывают к вашей человечности? И это бесполезно?
— Да.
— Они предлагают вам деньги?
— Очень часто.
— Что тоже не имеет смысла?
— Так было до сих пор, мистер Вильямс.
— За этой картиной — стенной сейф, мистер Смит.
Он снова взглянул в указанном направлении.
— Да?
— В нем пять тысяч долларов.
— Это большие деньги, мистер Вильямс.
Я взял бокал и пошел к стене. Открыв сейф, я достал коричневый конверт, допил виски и, поставив бокал вовнутрь, захлопнул дверцу.
Взгляд Смита задержался на конверте.
— Пожалуйста, принесите его сюда.
Я положил конверт на столик, рядом с бокалом.
— Неужели вы надеетесь выкупить свою жизнь?
Я закурил.
— Нет. Насколько я понял, вы неподкупны.
— Но зачем вы принесли мне эти пять тысяч?
Я высыпал на столик содержимое конверта.
— Это старые квитанции. Они не представляют для вас никакой ценности.
На его щеках выступил румянец раздражения.
— К чему весь этот балаган?
— Я получил возможность подойти к сейфу и поставить в него ваш бокал.
Глаза Смита метнулись к бокалу, стоявшему на столике.
— Вот мой бокал.
Я улыбнулся.
— Ваш — в сейфе, мистер Смит. И полиция, несомненно, поинтересуется, почему там стоит пустой бокал. А додуматься до того, чтобы снять отпечатки пальцев, не так уж и сложно, особенно при расследовании убийства.
Смит побледнел.
— Я ни на секунду не спускал с вас глаз. Вы не могли поменять бокалы.
— Нет? Но как мне помнится, вы дважды смотрели на картину.
Рефлекторно он взглянул на нее в третий раз.
— Я смотрел на нее не дольше одной или двух секунд.
— Этого вполне достаточно.
Он достал из кармана носовой платок и вытер потный лоб.
— Я уверен, что вы не могли поменять бокалы.
— Тогда, вероятно, вас очень удивит визит детективов. А через некоторое время вам представится возможность умереть на электрическом стуле. И вы вдосталь насладитесь ожиданием смерти.
Он поднял пистолет.
— Интересно, — продолжал я, — как вы умрете? Наверное, вы представляете, что спокойно подойдете к стулу и с достоинством сядете на него? Вряд ли, мистер Смит. Вас наверняка потащат к нему силой.
— Откройте сейф, а не то я вас убью, — прорычал он.
Я рассмеялся.
— Перестаньте, мистер Смит. Мы оба знаем, что вы убьете меня, если я открою сейф.
Последовала долгая пауза.
— Что вы собираетесь делать с бокалом?
— Если вы меня не убьете, я все больше склоняюсь к мысли, что я отнесу его в частное детективное агентство и попрошу сфотографировать отпечатки пальцев. Фотографии и записку, объясняющую их появление, я запечатаю в конверт. И оставлю инструкции, согласно которым, в случае моей насильственной смерти, конверт передадут в полицию.
Смит глубоко вздохнул.
— Это все лишнее. Сейчас я уйду, и вы никогда меня не увидите.
Я покачал головой.
— Нет. Я предпочитаю свой план. Мне хотелось бы обезопасить себя и в будущем.
Он задумался.
— А почему вы не хотите обратиться в полицию?
— На то есть причины.
Смит сунул пистолет в карман, и тут его осенило.
— Ваша жена сможет нанять другого убийцу.
— Да, это возможно.
— А обвинят в вашей смерти меня. И я попаду на электрический стул.
— Скорее всего так и будет. Если только... — Смит смотрел мне в рот. — Если только нанять другого убийцу ей не удастся.
— Но ведь есть не меньше десятка... — он замолчал, и я поощряюще улыбнулся.
— Моя жена сказала вам, куда она поехала?
— К Петерсонам. Она собиралась вернуться к одиннадцати.
— Одиннадцати? Очень подходящее время. Ночи нынче темные. Вы знаете, где живут Петерсоны?
— Нет.
— В Бриджхэмптоне, — я дал ему адрес.
Смит медленно застегнул пальто.
— А где вы будете в одиннадцать часов, мистер Вильямс?
— В своем клубе. Буду играть в карты с друзьями. Несомненно, они станут искренне утешать меня, когда я получу печальное известие о том, что мою жену... застрелили?
— Все будет зависеть от конкретной ситуации, — он сухо улыбнулся и вышел из кабинета.
После ухода Смита я отвез бокал, стоящий на столике, в детективное агентство и поехал в клуб. Сейф я даже не открывал. На том бокале остались лишь отпечатки моих пальцев.





Автор: Джек Ричи
...

СКАЗКА О НЕВИННО ОКЛЕВЕТАННЫХ ГРАЖДАНАХ

Игорь Аббакумов

СКАЗКА О НЕВИННО ОКЛЕВЕТАННЫХ ГРАЖДАНАХ



«Сказка ложь — да в ней намёк…».

(Из пособия для следователей).

Присказка
Начнём нашу сказочку с правдивого исторического факта. Однажды, знаменитый пограничник Карацупа со своим верным псом Индусом задержал целую банду нарушителей. А дело было так:

Находясь в наряде, по охране Государственной Границы, Карацупа увидел людей, идущих по полю. Сосчитал. Девять. И всё равно решил задержать. Залёг и, когда до нарушителей остались считанные метры, огорошил их зычным: «Стоять! Руки вверх!»

Те залегли. А Карацупа стал громко командовать: «Зайганов, Харламов! Обходить с обеих сторон по четыре человека. Кто побежит, стрелять без предупреждения. Я буду проверять их».

Нарушители встали, подняли руки. Карацупа отобрал оружие, построил их в колонну по два и повел на заставу, изредка отдавая распоряжения «бойцам Зайганову и Харламову». Бандиты лихорадочно оглядывались. Из-за тучи выглянула луна, и они увидели, что пограничник один. Карацупа допустил всего одну ошибку: не отнял трость у хромого проводника бандитов. В трости оказался спрятан клинок. Решив, что маленький и щупленький пограничник может только наглостью брать, он кинулся с выхваченным клинком на легенду погранвойск. Нападение проводника было поддержано всей бандой. Ранить пограничника удалось, но на этом успехи кончились. Стрельба на поражение и клыки пса навели в банде должный революционный порядок. Потеряв убитыми двух человек, банда смирилась с неизбежностью, построилась в колонну «по-два» и продолжила следование по указанному маршруту. В те же минуты подоспело усиление …

Это пока что была присказка, а теперь начнём сказку сказывать. Что происходит с задержанными нарушителями? Пока что ничего страшного. Некоторая грубость со стороны погранцов, обозлённых ранением товарища — это ещё не неприятности. Настоящие неприятности начнутся, когда их передадут отрядному особисту для последующего допроса.

В Узилище.
Что может быть более тяжким, чем ожидание грядущих неприятностей? Только сами неприятности. Человек слабый и неопытный может впасть в панику или в ступор. Сидящие под замком контрабандисты, как люди, обладающие немалым опытом в таких делах, и панику и ступор быстро преодолели. И призадумались о самом насущном. Время для этого было. Всё-таки пограничники, при всей своей хватке и лихости, это не тюремщики. Для такого количества задержанных у них нет достаточного количества помещений, чтобы сидели все порознь и не могли между собой сговориться. Поэтому их заперли всех скопом. До приезда на заставу особиста время есть. Время это надо использовать с толком, то есть выработать свою, согласованную тактику поведения на допросе.

Итак, чем будет располагать особист? У него будет рапорт пограничников о месте и времени нарушения госграницы. У него будет конфискованная контрабанда. У него будут отобранные «стволы» вместе с отпечатками пальцев. У него будет заключение врача о ранении пограничника. Сплошные вещественные доказательства. В принципе, ему достаточно только установить личности задержанных нарушителей и всё, дело можно отправлять в суд. Конечно, будут у особиста ещё вопросы, но это будет просто добыча информации, на решение суда не влияющая. Но не это самое страшное. «Стволы» — вот самая главная неприятность. Они хоть и приобретались с рук, но где гарантия, что они не «палёные»? Кто знает, не с убитых ли ментов они сняты? Или, может быть, на них «жмурики» «висят»? Это чекисты быстро установят. Тут уж сроком не отделаешься. Могут и к «стенке» прислонить! Самый главный момент — это объяснить происхождение оружия так, чтобы и чекисты, и менты не связывали эти проклятые «стволы» с ранее совершёнными убийствами.

Надо отдать бандюкам должное, выход был найден, версия событий выработана и оговорены соответствующие детали. Осталось ждать допроса.

Соблазны для чекиста.
Климович Владислав Феликсович наивным человеком не был. Должность не позволяла. Когда задержанные нарушители начали дружно, без всякого нажима, сознаваться в шпионаже в пользу государства Маньчжоу-Го и окопавшихся на сопредельной территории японцев с белогвардейцами, это его, конечно, удивило, но не надолго. Просто Владислав Феликсович знал не только подобную публику, но и Уголовный Кодекс. А УК-26 имел некоторые недостатки. Если за распространение порнографии суд «отвешивал» пять лет лагерей, то за антисоветскую агитацию всего лишь три с половиной года. Наиболее сообразительные преступники этим пользовались, выдавая порнографические открытки за антисоветский материал. Признаваться во вредительстве было выгодней, чем признаваться в халатности. Признаваться даже в терроризме было иногда выгодней, чем в рядовом хулиганстве! Конечно, основная цель таких перекосов в законодательстве была в том, чтобы настоящие террористы, шпионы, диверсанты и другие пособники империализма не боялись являться с повинной, но что-то на памяти Климовича добровольных раскаяний врагов не встречалось. Сплошная уголовщина, маскирующая себя под антисоветчиков, чтобы скостить себе срок. Поверить, что явные контрабандисты занимаются шпионажем, можно, но не в этом случае. А с другой стороны … Контрабанда — это рутина. За 20 лет Погранвойска задержали 960 тысяч подобных голубчиков. Это скучная проза жизни. Сколько их ни вылови, карьеру это не ускорит. А вот шпионов ловят реже, всего-то 8 тысяч человек за 20 лет! Одно дело — передать в суд материалы на пойманных с поличным, и пойманных к тому же не тобой, контрабандистов. И кто это оценит? А вот если в аттестации будет запись, что лично разоблачил девять иностранных шпионов, то это уже другой оборот! Тут и орденок можно заработать, и по службе продвинуться! Соблазн, да ещё какой! Зато ожидаемый результат может стоить затраченных усилий.

Окончательная версия.
Обвинять граждан своего государства в шпионаже не так-то просто, как кажется наивной интеллигенции. Во-первых, у Климовича есть собственное начальство, которое враньё раскусит быстро. Во-вторых, есть прокурор, надзирающий за соблюдением законности при производстве следственных мероприятий. Уж он-то чекистам не подчинён. А вдруг он захочет лично побеседовать с гражданами «шпионами»? Именно поэтому, окончательную версию событий Климович дорабатывал сам, заставляя преступников менять свои показания и заучивать их в подробностях. Благодаря этим трудам, вырисовывалась следующая картина:

Наивные граждане СССР были с помощью угроз завербованы в шпионскую сеть коварными маньчжурскими и белогвардейскими пособниками японского империализма. Теперь контрабандный товар становился не более, чем оперативным прикрытием. Значит, обвинение в контрабанде уже снимается. Для выполнения задания враги снабдили наших граждан оружием, о происхождении которого гражданам ничего не известно. Значит, снимается самое неприятное и самое опасное обвинение. Так как это было первое их «задание», то нанести ущерб Советскому государству упомянутые граждане не успели. А кто им ставил задачу? Нет проблем! Полицейское начальство по ту сторону границы контрабандисты знают очень хорошо, поэтому путаться, называя фамилии, не будут. Да, но не сами же полицейские чиновники «рвали нитку», чтобы завербовать в свою секту советских колхозников? Конечно, нет. Их вербовали платные наймиты империалистов, явные белогвардейцы, которых, к сожалению, убил при наведении порядка герой-пограничник. Вот у них-то и были связи с вражескими разведками, а мы лишь рядовые исполнители, мало чего знающие.

Преступление и наказание.
Итак, уголовное дело состряпано. Но ведь остаётся ещё обработать прокурора! А оно это нужно? За что получает «втык» от своего начальства прокурор? За развал уголовного дела. А в те славные годы треть приговоров были оправдательными. Именно такого приговора должен бояться прокурор, да ещё по такому делу, как шпионаж! Но бояться неприятностей он в этом случае не будет. Будучи человеком опытным и неглупым, он понимает, что подсудимые будут себя пятками в грудь колотить, доказывая, что они самые настоящие шпионы. Значит, дело смело можно передавать в суд. К тому же, вести шпионский процесс весьма почётно и полезно для карьерных успехов.

А судьи — как? Каким бы порядочным не был судья, но срок ему отвешивать придётся. А как иначе? Личное признание НА СУДЕ — это «царица доказательств». И что делать судье, если обвинения прокурора и личные признания подсудимых совпадают? Отвешивать срок. Пять лет лагерей, согласно УК-26. Не может же судья грубо попирать закон, оставляя на свободе преступников, чья вина доказана?

А сами преступники? Им не страшно попасть в ГУЛАГ? Не страшно. Смотрим воспоминаниям Е. С. Гинзбург, отсидевшей 10 лет по 58-й статье. До войны «от звонка до звонка» сидели только полные идиоты или неудачники. Даже Т. С. Морозов, убивший двух своих малолетних сыновей, отсидел только три года из десяти, данных ему по суду, да ещё орден получил за ударный труд. Сейчас таких чудес не встретишь. Демократия лояльна к доносчикам, но сурова к убийцам и миловать убийц не склонна. А вот сталинизм стремился не столько наказывать, сколько исправлять заблудших. «Урки» об этом знали, и прикинуться исправившимися умели. Так что, уже осуждённые фигуранты поехали на лесоповал, не теряя бодрости и радужных надежд на скорую амнистию.

О мытье чёрного кобеля.
А теперь перенесёмся в 1957 год и заглянем в кабинет прокурора, рассматривающего заявления советских граждан на реабилитацию. Наши фигуранты, пользуясь «хрущёвской оттепелью», решили отстирать свои замаранные биографии. И надежды на удачу они питали не зря! Из пяти лет они отсидели от силы два года и были амнистированы «за ударный труд». Конечно, с судимостью по такой статье, им призыв в армию даже во время войны не сулил. Но это их не огорчало. Запрет на проживание в пограничных районах их тоже не слишком-то огорчил. В связи с обстановкой на границах, заниматься контрабандой стало смертельно опасно, поэтому к старому они не вернулись. Пережили, пересидели в тылу, работая в меру сил. Остепенились, попритихли. Но неснятая судимость всё-таки мешает. А тут такой шанс! Надо же его использовать!

А на каком основании прокурор вынесет своё заключение? Очень просто. Пишем в заявлении о том, что было на самом деле. Свидетели, которые могут это подтвердить, ещё живы. Можете самого Карацупу спросить, он уж точно подтвердит! А дальше: «Пользуясь незаконными методами следствия, следователь НКВД, Климович В. Ф. принудил сознаться в несовершённом мной преступлении». Может ещё и прокурора, что дело вёл, приплести? Нет, не стоит! Прокурорская братия может на это обидеться. А ведь заключение именно они выписывают.

Что делать прокурору? В свете новых признаний, дело получается действительно «липовым». За контрабанду наказывать поздно, срок давности прошёл, а новых правонарушений граждане не совершали. Придётся реабилитировать, даже если душа к этому не лежит. Но Закон, есть Закон. Дура лекс — сед лекс!

1990-й год, внуки репрессированных с чистой совестью заявляют: «Моего деда, простого крестьянина, НКВД посадило в лагеря, якобы за шпионаж! Вы же знаете, как эти костоломы принуждали давать показания! А дед мой ни в чём не виновен был! Вот, даже справка из суда в этом есть!»

Тут и сказке конец, а добрым молодцам намёк
...

Так ли много жена напрягается в семейной жизни?

Готовка.

С мужиком или без него - баба все равно каждый день готовит, чтобы пожрать.

По факту, живя с мужиком, она также продолжает сама себе готовить, а для мужа просто лишнюю тарелку воды добавляет в кастрюлю - вот и вся ее забота.

И даже ей так выгоднее стало - продукты то теперь она не только за свои деньги покупает, либо вообще за деньги мужа. Еще выгоднее становится, когда у мужика зарплата больше или жена не работает.

Стирка.

Стиральную машинку изобрели. Которую покупает кто? Муж.
Ну или жена с мужем вместе. НО ни разу не видел, чтобы жена замуж шла со своей новой стиральной машинкой. Опять никакими затратами жена не жертвует для мужа и сама руками не стирает. А свои личные тряпки любит в машинку кидать.

Мыть посуду.

Также изобрели посудомоейную машинку.
А во многих семьях и мужик тоже моет посуду.

Уборка.

Что она убирает каждый день? Ничего. Ежедневно ничего сильно не марается, если семья опрятная, а не алкашня.

Раз в неделю пыль протрет, полы помоет. Но даже пылесосит муж во многих семьях и мусор муж выносит. И собаку обычно мужики выгуливают.

Опять получается, что жена и в уборке больше мужика не приносит пользы.

Дети.

С детьми возятся оба. Попробуй мужик в доме не помогать с детьми, сразу скандал. Современный мужик не может просто сказать "А у меня есть для этого баба в доме и дети для меня вообще не забота". Х там... Забота и еще какая, наравне с женщиной.

И тут самая хитрость - когда дети подрастают, хитрожопая курица перекладывает свои обязанности на детей - посуду помыть, убраться и т.д.
Будет как "собаку Павлова" свою личинку по головке поглаживать и помошником называть, какой хороший ребенок по ушам втирать, лишь бы личинка пахала за нее... А про себя хитро радоваться, что по дому ей еще меньше становиться делать и можно дольше смотреть свои сериалы и пилить ногти.


Секс.

Вы удивитесь, но до сих пор есть лохи, которых бабы разводят, делая вид, что секс нужен мужику, а не ей.
Поэтому еще существуют алени, которые на свидании платят за женщин, рассуждая, что а они же им писечку дадут за ресторан. Не догадываясь, что это она с тебя член получит, и еще ты ее за свои деньги покормил.

Для некоторых лохов вообще откровением звучит, что женщина секс и оргазмы любит не меньше! А многим бабам и одного члена мало, они ищут на стороне второй!

Также в семье управляют писдой. Дрессируют мужика, если слшается - дам потыкать, не слушается - не дам,голова заболела. Разница лишь в том,что баба может подольше потерпеть без секса, а мужик сразу сдается и идет слушаться, чтобы дала ему жена.

Поэтому баба не жертвует писечкой, а сама имеет член. Опять никаких затрат в семье у нее, только прибыль.

Еще при сексе ляжет как бревно - обслуживай ее, королеву. Пыхти там старайся.


Вывод:

Выходя замуж, один фиг баба никакаих новых обязательств не приобретает себе на шею.
Она и раньше посуду мыла и убиралась в квартире. Без мужика или с мужиком - у нее жизнь в бытовом плане не меняется.

При этом она с себя скидывает финансовые затраты на мужа. Так как только за свою личную зарплату не покупает стиральную машинку или продукты. Минимум на половину скидывается, если сама тоже работает. Максимум вообще на шею садится, когда не работает, прикрываясь готовкой и стиркой, такая вся бедная "хозяюшка". А когда подарстают дети, еще меньше ей приходится напрягаться в доме, плавно перекладывает это все на детей, и называет это перекладывание своих обязательств - "я детей воспитываю". Ишь как хитро подмену понятий делает, а со стороны наивный бабораб то и в правду верит,что она детьми занимается, а не на них свои заботы спихивает в хозяйстве.


А кто больше потребляет в семье?

Жена жрет меньше мужа? Нет. А жирная жена еще больше сжирает продуктов.

Одежда ее дешевле стоит, чем рубашка мужика? Нет. И мужик может пару рубашек, брюк и одни ботинки таскать долго, а бабе каждый раз нужны новые платья, юбки, босоножки, сапоги... И ей всегда нечего одеть! Пойдет еще шмоток накупить.

Кто красится и тратит деньги на косметику? Опять жена. Килограммы помады, лаки для ногтей, лаки для волос, крем для рук, крем для ног, крем для загара, лосьены всякие и т.д.
И думаете мужу от этого польза? Она мажется и красоту наводит, чтобы на работе так ходить, а муж все равно ее увидит дома после работы без шпатлевки и в халате. Мужу пустая трата денег.




Зато хитрая тебе так в "глаза нассыт", какая она бедная и угнетенная рабыня и что эта семья тебе нужна, а она такая мученница только из-за большой любви пошла под венец, типа пожертвовала собой. Так мозги запудрит, что ты даже в своем доме как хозяин на диван прилечь стесняться будешь, с чувством угрызения совести. А еще ты вечно должен остаешься почему-то.
Или будешь не настоящий мужчина

Не стыдно...



Из жизни вытенили понятие СТЫДА. Нынче ничего не стыдно. Причем, к этому и западное и российское общество шло десятилетиями, целенаправленно и методично. Точнее, они шли, а нас вели. За собой. Те, кто жил в 90-е в бывшем СССР, помнят как это было.

Сначала газеты начали высмеивать советскую мораль. Она называлась ханжеством, пуританством. Какая-то женщина во время телемоста брякнула: “У нас секса нет”, когда говорилось, кажется, о проституции. Ну, неправильно выразилась. Имела в виду, что индустрии секса у нас не было. Так радостно ухватились, и вот уже лет двадцать трясут этим жупелом.

Сначала осмеяли обыкновенную человеческую мораль. Потом стали вливать яд: описывали все возможные и невозможные позы в сексе, призывали заниматься им в необычных местах (читай – там, где люди), вышла знаменитая газета о сексе, в которой публиковались странные-престранные истории. Получалось, что вот была себе приличная страна, и нате вам – прямо паноптикум сразу. Содом и Гоморра. И некрофилы тут, и зоофилы, и любители инцеста... Фантазии журналистов, в общем, не было предела. И я понимаю: на такой литературе много можно было заработать.

Collapse )
толстый кот

Чарльз Бронсон - Человек Добра.

Когда я был, как Ленин, маленький, правда не с кудрявой, а просто очень волосатой головой (я до сих пор не начал лысеть, потому что головная шерсть у меня - огого!), я тоже бегал в валенках по горке ледяной. Горку нам лепили нормальную такую на стадионе возле пятой школы. Высотой - метров шесть-семь, если хорошие санки или ледянка - можно было до конца стадиона проехать. Но потом началась перестройка и ускорение, горку строить перестали, потому что она была наследие проклятого прошлого и всякого гулага. Вместо горки появились видеосалоны. Нынешняя-то молодежь не знает что это такое, ну, я объясню. Видеосалон - это когда какой-нибудь поц ставил в подвале телевизор с видаком и начинал крутить на нем всякие пендостанские фильмы: "Челюсти-3", "Горячая жевательная резинка", "Киборг Уьийца":



Collapse )
...

Обида наизнанку

История мальчика из бедной семьи, попавшего в частную школу


Женщина аккуратно, без вычурности одета, у нее четко артикулированная речь — похоже на телевизионных дикторов советских времен, и очень скупые жесты.



— Я пришла к вам без ребенка, но прошу вашего согласия поговорить со мной о нем.



— Да, разумеется, это совершенно нормально, ко мне часто приходят родители без детей. Как зовут вашего ребенка?



— У меня нет ребенка. То есть у меня есть дочь, но она уже взрослая и живет в Москве, отдельно от нас.



— Проблема у внука?



— Нет, внуков у меня пока нет.



Я была обескуражена. Племянники? Дети мужа от предыдущих браков?



— Поясните, о каком ребенке идет речь, — попросила я.



— Я учитель в гимназии. Преподаю русский и литературу. Речь пойдет об одном из учеников класса, в котором я являюсь классным руководителем.



Она назвала случайно известную мне, сравнительно давно существующую и очень дорогую частную гимназию, где учатся дети обеспеченных родителей, которые почему-то не смогли учиться в престижных государственных школах (все-таки именно туда у нас в Питере до сих пор стараются отдать детей «из хороших семей»). Этих детей привозят-увозят на машинах с шоферами, постоянно развлекают, все их материальные потребности удовлетворяются более чем с избытком. Понятно, что проблем от всего этого, личностных и социальных, возникает масса, но что может сделать с ними учительница русского и литературы?



— У этого ребенка нет никаких проблем.



— Простите, ничего не понимаю.



— Мне даже неловко говорить…



Тут у меня возникло совершенно дикое уже предположение, что эта женщина средних лет влюбилась в одного из своих учеников, и я твердо решила перестать гадать:



— Но вам придется сказать, потому что иначе мы с вами никуда не продвинемся.



— Да, конечно. С ребенком все в порядке. Проблемы, если их можно так назвать, возникают у нашего педагогического коллектива, и вот — я пришла с вами посоветоваться. Если совсем честно, то нам хочется от ребенка избавиться, но это в сложившихся обстоятельствах вроде как невозможно.



— Богатый папаша — главный спонсор гимназии? — не без язвительности поинтересовалась я, забыв о собственном решении, принятом две минуты назад.



— Все наоборот! — сказала моя посетительница и с учительской педантичностью уточнила: — Вот прямо на сто восемьдесят градусов наоборот.



История, которую она рассказала дальше, показалась мне весьма забавной.



Несколько лет назад коллектив гимназии и ее как бы попечители приняли волевое гуманитарное решение: а давайте мы возьмем талантливого ребенка из бедной семьи и будем учить его в нашей прекрасной дорогущей гимназии бесплатно. Это будет очень красиво, улучшит наши показатели по всем возможным социальным пунктам, ну и ребенку и его семье заодно поможем. К тому же это традиционно (гимназию свою они считают гуманитарной, немного православной и даже немного монархической): в Российской империи во всех практически гимназиях были бесплатные способные ученики «из низов».



Благородное решение одобрили практически единодушно. Одновременно все понимали: всё хорошо в меру — в гимназию вовсе не собирались брать ребенка из детского дома. Поискали, нашли очень подходящий вариант: мальчишка-четвероклассник занял второе место на городской олимпиаде по русскому языку и в том же году получил диплом на олимпиаде по окружающему миру. Семья живет сравнительно недалеко, от гимназии всего три остановки на автобусе. Потомственные ленинградцы. Мать — библиотекарь, отец был военным инженером, умер от инфаркта четыре года назад. Живут очень бедно. Поговорили приватно с учительницей мальчика, которая знает его уже четыре года. Она, когда поняла, о чем речь, даже расплакалась: «Господи, спасибо, да как же я за него рада! Он очень, очень способный и хороший мальчик, и семья хорошая. Спасибо вам огромное, вот от такого прям снова в людей верить начинаешь!»



Практически идеальный кандидат. Берем? Ну конечно берем.



Единственный обеспокоенный человек — гимназический психолог: коллеги, но у нас ведь тут очень-очень богатые ребята учатся. Они дорого одеты, у них гаджеты эти всякие. Или вот, допустим, кто-нибудь из них его в гости пригласит? В трехэтажный особняк с бассейном и бильярдом в подвале. Не будет ли у бедного ребенка от всего этого психологической травмы?



Но все уже воодушевились и от психолога отмахивались: в гости наши ученики друг друга почти не зовут, им некогда и незачем. А что касается одежды и вещей — ну так у нас, во-первых, гимназическая форма, а во-вторых, тут же все с самого начала ясно, а мальчишка точно не дурак, да и телевизор наверняка смотрит, а значит, знает, что люди по-разному живут.



— Что ж, психолог в итоге оказался прав? Парень закомплексовал и озверел?



— Даже и близко ничего подобного.



В пятый класс Яша пошел в новую школу. Адаптировался быстро. Знания у него отличные, схватывает на лету. В классе 12 человек (в его прошлом было 34) — считай, индивидуальный подход. Психолог за Яшей, конечно, присматривал. В конце первого триместра спросил: как тебе тут учиться?



— Просто офигенно интересно! — радостно ответил Яша. – Столько всего нового и забавного.



Одноклассники тоже приняли Яшу хорошо. Все они были слегка сонные и инфантильные, но в общем-то дружелюбно настроенные, так как мир никогда от них ничего особо не требовал и не делал им никаких гадостей. Яша завороженно, буквально открыв рот, разглядывал их гаджеты и кроссовки, внимательно и терпеливо слушал их косноязычные рассказы о поездках за границу. Расспрашивал о деталях их жизни. Одноклассникам Яшин интерес льстил (друг к другу они привыкли и друг другом почти не интересовались). Сразу несколько детей сказали родителям: я бы хотел Яшу к нам домой позвать. Лучше с ночевкой.



Самая ответственная мать (сама когда-то приехала из Череповца на конкурс моделей) посоветовалась с психологом: можно ли звать? Ребенку не повредит? Психолог вздохнул и разрешил: зовите!



Яша восхищался, прыгал от восторга и хлопал в ладоши:



— Вот это все твое?! И ты когда хочешь, можешь там плавать?! А вот это что — такой огромный телевизор?! А это — крокодил твоего папы?! А это его машина?! А он правда давал тебе порулить? И мне даст? Если шофер разрешит? Ну давай тогда его в другой раз попросим. Пожалуйста-пожалуйста!



К конце пятого класса семь из восьми классных мальчиков говорили: Яша — мой друг. Три девочки смотрели на Яшу искоса, но с интересом.



По просьбе-умолению одного из мальчиков его родители уже на первые осенние каникулы взяли Яшу в Прагу. Мать была против, но отец настоял: с этим мальчиком и наш пободрее кажется. В Праге Яша взял у мальчика гаджет, а у его родителей машину с шофером и за три дня сделал фотоподборку «Красные крыши», которая потом заняла третье место на каком-то сетевом международном фотоконкурсе (авторами считались Яша и мальчик вместе, ведь они и вправду вместе везде ездили).



Потом очень быстро Яша переоделся — одноклассники отдавали ему все старое, но почти неношенное. Обзавелся тремя гаджетами не самой новой модели. Оказалось, что Яша умеет делать чудесные, задорные психологические фотопортреты. Три девочки поколебались, но в конце концов нехотя признали: это не как фотосессии с родителями и селфи на фоне достопримечательностей — это живое. Яша предложил делать стенгазету про классную жизнь — его мама научила. Все поддержали. Дружно начали, но навыка нет — перессорились вдрызг. Яша решил: редколлегия три человека два месяца. Потом меняемся. Посмотрим, у кого лучше. Все согласились. То, что Яша остается «на все время», даже не обсуждалось. Один папа предложил дочери, когда пришла ее очередь, нанять в помощь журналиста-профессионала. Яша хохотал: «Как ты не понимаешь? Это же тогда не твоя газета будет, а его!»



Еще в пяти классах школы появились такие газеты. Три умерли через два месяца. В одном редколлегию возглавил учитель. Еще из одного пришла делегация из пяти девочек к Яше: «Ты можешь нам помочь?» — «Не вопрос! Конечно, помогу», — ответил Яша. Все три девочки-одноклассницы обиделись и три дня с Яшей не разговаривали.



* * *



— В каком классе Яша сейчас?



— В восьмом.



— И что же случилось? Почему вы хотите от него избавиться?



Учительница опустила голову. Помолчала. Я ждала.



— На фоне наших он слишком живой. Это уже всем заметно. И всех как-то не по-хорошему тревожит. Почти у всех его одноклассников нет никакой мотивации к учебе. Совсем никакой, понимаете? Концентрация внимания у них — не больше 15 минут. Они не читают ничего, кроме своей френд-ленты. Мы, педагоги, конечно, всячески пытаемся их заинтересовать, но должны честно признать — вчистую проигрываем почти бессмысленному серфингу в интернете. Зачем им напрягаться? Для них уже готовы места в институтах, и родительских денег им хватит на всю их жизнь. И они это знают. Они все хотят быть успешными блогерами или шоуменами, но им совершенно нечего сказать и даже показать миру, кроме того, что опять же куплено на деньги их родителей. Они незлые, неглупые, но все очень вялые. Понимаете, у нас есть дети из выпускных классов, которые никогда не бывали в метро… А Яша зубами хватается за любое новое знание. На уроках все время задает вопросы, приносит какие-то задачи, информацию, просит что-то объяснить. Он много читает, побеждает на олимпиадах, раздает какие-то листовки, чтобы заработать, был сторонником Навального, но потом разочаровался в нем, свободно ездит по всему городу, навещает старую бабушку в поселке Сосново, колет ей дрова, вскапывает огород. В этом году он написал работу на олимпиаду по истории и обществознанию: «Социальные проблемы на Филиппинах — взгляд современных англоязычных СМИ и филиппинских домработниц, живущих в России (Санкт-Петербург). Сравнительный анализ».



Я не смогла удержаться от восхищенного хихиканья, но учительница лишь грустно улыбнулась:



— Мы все ее читали — это хорошая основа для магистерской диссертации. Один отец (филиппинская няня его младшей дочки была одним из основных информаторов Яши при написании этой работы) напрямую спросил меня как классного руководителя: что мы все — родители и педагоги — делаем не так? Вы специалисты высокого уровня, мы платим за образование наших детей огромные деньги, создаем им все условия — почему такой странный результат?



После этого мы в учительской сели, поговорили и поняли, что зашли в тупик. С одной стороны, от Яши надо избавляться, а с другой стороны — для этого нет ни одного повода. Ему у нас хорошо и безусловно удобно. Он ни разу ничего не нарушил.



— Вы хотите сохранить лицо?



— Да, конечно.



Я задумалась. Одна из ситуаций, в которых «никто не виноват и всех жалко».



«Слишком живой» и изначально талантливый Яша, который уже давно прекрасно понимает, что в жизни ему придется «пробиваться» самому, на все сто процентов использует случайно доставшиеся ему возможности дорогой гимназии. А для его одноклассников это все «само собой» и «всегда так было и будет» — зачем напрягаться? Яша векторно направлен во взросление, в самостоятельную жизнь, где не будет поблажек и поддержек, где придется думать, анализировать, обобщать, сражаться. А его одноклассникам в общем-то не к чему стремиться — у них и так все есть. Какая у них мотивация к взрослению? И понятно беспокойство работодателя филиппинской няни: почему эту работу не написал мой сын? Потому что он просто не Яша и менее талантлив или тут есть что-то еще? И понятна тревога и растерянность учителей: мы же честно работаем за свою хорошую зарплату и честно пытаемся заинтересовать своих учеников…



Противоречие налицо, и оно уже вот-вот начнет отражаться на Яше. Значит, пришло время двигаться дальше. Но куда?



Я вспомнила одного своего однокурсника по университету, парня из какого-то небольшого города в средней России, на которого, судя по описанию, Яша был очень похож. В восьмом классе он был победителем всесоюзной олимпиады по биологии, прошел конкурс, поступил в интернат при ЛГУ, там жил и учился и оттуда же поступил на биофак.



— А интернат при ЛГУ еще жив? — спросила я наконец.



Женщина несколько секунд молчала, соображая, потом медленно кивнула.



— Вот честный выход, решающий сразу все ваши проблемы. Вы требуете конфиденциальности и говорите Яше и потом отдельно его маме: ты перерос нашу гимназию. Чтобы двигаться вперед, развиваться, твоим мозгам нужна питательная среда другого сорта. Мы подготовим тебя и поможем всеми нашими силами, но в девятый класс ты пойдешь не сюда, а в гимназию при Петербургском университете. Он сможет поступить? Если я правильно помню, там естественно-научный цикл, а Яша — явный гуманитарий.



Женщина задумалась.



— Полагаю, он может воспринять это как вызов своим возможностям и откликнуться. Но ему же все равно будет обидно?



— Вы разве еще не поняли? Яша еще в пятом классе прекрасно умел выворачивать свои обиды наизнанку — неловко становилось вовсе не ему, а тому, у кого были лишние гаджеты, кроссовки и крокодилы.



— Вы думаете, он уже тогда понимал?



— Ребенок с таким интеллектом? Да я вас умоляю. Он и сейчас использует ситуацию на все сто, вот увидите.



— Мы попробуем. Но если он откажется, мы ведь не сможем его выгнать?



— Конечно, не сможете, — уверенно сказала я (это все, что я могла сделать для Яши). — Ведь это будет вашим моральным и даже профессиональным крахом. Давайте вот что — вы мне потом позвоните и скажете, как он отреагировал, ладно?



— Да, конечно.



* * *



Она позвонила только через неделю (надо думать, всю неделю они там собирались с духом).



— О, слава богу, он очень спокойно отреагировал.



— Но как же конкретно?



— Он сказал: ну что ж, вечной халявы не бывает. Спасибо вам за все. А когда я начну дополнительно математикой заниматься? Сегодня уже поздно?

(c)Катерина Мурашова, сноб.ру
Иллюстратор- Рита Морозова